Статья об Исаке Владимировиче Гогичеве.

« Назад

Статья об Исаке Владимировиче Гогичеве. 24.03.2015 04:57

ДОБРЫЙ, ИСКРЕННИЙ, ПРАВДИВЫЙ...

Источник: Дзыныхты Анжелæ «Годжыцаты Исахъ». Дзæуджыхъæу, 2005 

(Анжела Дженикаева «Исаак Гогичев». Владикавказ, 2005). 

Издательская мастерская «Перо&Кисть». 

 

Если есть на земле чудесное, то только на сцене!..  

Единственный царь и владыка сцены — талантливый артист. 

К.С. Станиславский 

 

Исак Гогичев, всю свою жизнь посвятивший искусству, известен осетинскому народу. Заслуженный артист РФ, народный артист Республики Северная Осетия–Алания, народный артист Республики Абхазия, лауреат Госпремии РСФСР им. К.С. Станиславского. Это тот, кто создавал, творил, строил, кто определял направление развития осетинского театра, чье искусство принесло этому театру славу и уважение. Произведения художников, композиторов, писателей, творивших еще далеко до наших дней, можно видеть, слышать, восхищаться ими... А искусство актера, его творения... Где они? Искусство актера живет до тех пор, пока жив он сам. Но значит ли это, что с уходом актера искусство его исчезает? Конечно, нет. 

Навсегда оставшись где-то там, далеко в своем времени, Исак Гогичев предстает перед нами в свидетельствах людей, видевших его на сцене, описавших мысли и чувства, которые они испытывали, бывая с ним на сцене или же на спектаклях с его участием. 

Музыкальное и драматическое начала, природный юмор, поразительная самобытность и человеческое обаяние творческой индивидуальности Исака Гогичева позволяют рассматривать его творчество как одно из самых ярких явлений в истории Северо-Осетинского драматического театра. 

Чтобы понять, почувствовать меру таланта таких актеров, меру их величия, надо проявить обыкновенное любопытство к их жизни и творчеству. И тогда перед нами откроется удивительный мир, мир невероятно сложный, но привлекательный, как привлекательна тайна искусства, тайна творчества. 

Исак Гогичев... Это была ярчайшая, неповторимая индивидуальность. Личность. Это был человек, благодаря своему высокому таланту приводивший всех своей игрой в восторг и восхищение. Его талант актера вне жанровых ограничений особенно ярко воплотился в опереттах, водевилях, в высокой комедии, тонкой психологической драме и в классической трагедии. 

Благодаря Гогичеву осетинская публика познакомилась и по-настоящему оценила шекспировского Флавия, мольеровского Оргона, горьковского Бубнова, чеховского Чебутыкина, в осетинской драматургии — Батти в комедии Г. Хугаева «Сатти и Батти», Дафина в комедии Г. Хугаева «Заплатки», Мысырхан в комедии Д. Туаева «Желание Паша « и т.д. Именно этот актер блестяще исполнял партии в операх И. Габараева «Азау» (партия Габо) и В. Мурадели «Великая дружба» (партия Джемала). Именно он был неподражаем в опереттах и музыкальных комедиях, играя роли Локо («Жених сбежал» X. Плиева), Сауи («Хамат и Зарина» Д. Хаханова), Эльбруса («Моя теща», «Муж моей жены» Г. Хугаева)... 

Исак Гогичев родился 15 марта 1930 года в сел. Ортев (Ортъеу) Южной Осетии. В 1956 году поступил в школу-студию им. Немировича-Данченко при МХАТе СССР им. М. Горького на факультет искусств и успешно закончил учебу в 1961 году. С этого же года начал работать в Юго-Осетинском драматическом театре им. К. Хетагурова актером. С 1963 года Гогичев — артист Северо-Осетинского драматического театра им. В. Тхапсаева. Здесь он проработал до последних дней своей жизни. 

Этот человек был беспредельно предан своему искусству. Он всего себя отдавал служению театра, видя в нем суть и смысл жизни. Его творческая индивидуальность являла собой богатый национально-искусствоведческий материал. 

Эмоциональная глубина, органика, природный юмор, обаяние служили основными качествами личности Исака Гогичева, которые позволили называть его актером вне жанровых ограничений. Этому способствовали и удивительные черты его характера. Душевная мягкость, простота, искренность, чистота определяли его творческое «лицо». 

С именем Гогичева, конечно лее, связано становление и развитие национальной осетинской кинематографии. «Ах, любовь!», «Сюрприз», «Во всем виновата Залина», «Мужское самолюбие», «Диалог», «Долг»... Везде, исполняя свою роль, артист Гогичев, как настоящий художник, стремился не останавливаться на достигнутом. Снова и снова искал, творил, до блеска доводя свое профессиональное мастерство. 

Исак известен и как талантливый драматург. Он является автором многих пьес, которые в разное время были поставлены на сцене Северо-Осетинского государственного Академического драматического театра им. В. Тхапсаева. «Любимая песня», «Я не женюсь», «Ах, уж эта молодежь!», «Дикарка», «Башня сирот» и др. В этих пьесах был юмор, была жизнь... 

Среди нас жил большой актер, добрейшей души человек, посвятивший себя и свой талант служению своему народу и искусству Осетии. Да, действительно, как ни жаль, но мы никогда не сможем увидеть глубоко прочувствованной игры великого Гогичева, не застынем в волнении перед его актерским великолепием в классическом репертуаре, не сможем восхититься великой его простотой и добротой, не будем восторженно и громко аплодировать. Но есть надежда, что жизнь этого гениального художника сцены останется ярким примером и для нас, и для последующих поколений. 

Он был в семье самым младшим. Внимания особого ему никто не уделял, и никто, конечно, не придавал существенного значения его музыкальным увлечениям... 

...У покосившегося забора, прильнув к холодным камням, стоит пятилетний мальчишка в рваных штанах. Это Исак. Он посинел от холода. Рыжие вихры торчат во все стороны. Крупные веснушки сплошь усеивают детскую физиономию, на которой написано полное блаженство. У мальчишки праздник — Вернее, праздник у соседей. Там поют, едят, веселятся и слушают патефон! А патефон для мальчишки — предел мечтаний... 

Одной отрадой для него было забраться на любую свадьбу и... дать волю ногам, выплясывая неуловимые танцевальные па. Сияя от счастья, он уходил в музыку и танец. 

И вот, наконец, у Исака вместо патефона появился пандури. Маленький музыкант быстро освоил национальный инструмент, и вскоре ни одна мало-мальски приличная свадьба, ни один большой праздник не обходился без песен и танцев Исака. Он пел от души, с любовью. Танцевал легко, радостно. 

Когда Исак поступил в школу, озорного, драчливого мальчишку приметил муж одной из сотрудниц школы — гармонист Юго-Осетинского ансамбля песни и танца Бабо Гугкаев. При этом государственном ансамбле существовала тогда детская танцевальная группа. Принимали наиболее одаренных детей — с хорошим музыкальном слухом и «чувством танца». Ансамбль работал в одном из самых больших и нарядных зданий, где давал свои представления и театр. Несколько дней старый музыкант наблюдал за мальчишкой. Потом позвал в гости, показал горячий, вкусно пахнущий пирог и сказал: «Я тебе сыграю, а ты покажи, что ты умеешь!» 

Зал, фойе, сцена показались семилетнему Исаку огромными, словно из сказки про великанов. После произнесенных слов гармониста Исак почувствовал и себя персонажем сказки, волшебником, который может сотворить чудо. Мальчик прошелся на носках вдоль всей сцены, потом босой сделал пять кругов по залу. Его маленькие ножки не мог уловить глаз. Гордый, быстрый, словно юла, он танцевал подряд все, что умел. Он танцевал, не чувствуя холода, стоявшего в помещении, забыв про дыры на рукавах курточки. Когда Исак закончил танцевать, старый Бабо, с легкостью вздохнув, сказал: «Артист, у тебя с рождения этот талант». С тех пор маленький Исак пел и танцевал в ансамбле. 

Проработал Исак в ансамбле несколько лет. Началась война. В холодную военную зиму 1941 года детская танцевальная группа при городском Доме культуры вечерами выступала с концертами для раненых. Нужно было видеть, сколько нежности, грусти и теплоты светилось в глазах этих сильных, измученных людей. Тогда-то школьная пионервожатая Жанетта и приложила немало сил, чтобы темперамент, озорство, неиссякаемая энергия Исака пошли ему на пользу. 

«...Наша забота о раненых бойцах на концертах не кончалась, — позже вспомнит Исак. — В начале осени, когда дере 

вья в садах Цхинвала ломились от тяжести созревающих фруктов, мы удирали из дома тайком от родителей и забирались в сады. Пусть это было не слишком порядочно по отношению к собственникам садов, зато перед ранеными мы появлялись с набитыми доверху карманами. Потом выкладывали все, что в них было: ароматные персики и груши, тяжелые виноградные гроздья...» 

Таким было его детство, такими были его первые шаги на сцене. Потом — служба в рядах Советской Армии. Отслужив, Исак вернулся в г. Цхинвал в родной ансамбль, но уже не танцором, как когда-то в детстве, а певцом. С 1954 года по 1956 год он работал солистом вокально-хоровой группы в Юго-Осетинском Государственном ансамбле песни и танца. 

1956 год. Счастливые и трудные годы учебы в Москве. МХАТ. Школа-студия им. Немировича-Данченко. Здесь он становится учеником Народного артиста СССР, профессора В. Топоркова и артиста МХАТа, преподавателя актерского мастерства В. Маркова. Учеником любопытным, дотошным и способным. 

Одной из работ молодого Исака Гогичева — роли Кочкарева в гоголевской «Женитьбе» — профессор В.О. Топорков дал такую оценку: «Я сам играл Кочкарева, множество Кочкаревых перевидал за свои 80 лет, но такого вижу впервые. Спасибо друг, вот это образ!» 

Таким успехом завершалась каждая роль Гогичева. 

В 1961 г. Государственный драматический театр Южной Осетии с радостью встречал у себя юную смену — выпускников школы-студии им. Немировича-Данченко. Исак Гогичев, Маирбег Абаев, Георгий Бекоев, Людмила Голованова, Алихан Тедеев, Эвелина Гугкаева, Вахтанг Еналдиев и остальные выпускники стали полноправными членами театрального коллектива. Мокроусов («Егор Булычев» Горького), дон Хайме («Испанский священник» Флетчера), Коста («Две свадьбы» Н. Саламова и 3. Бритаевой), майор Ральф («Остров Афродиты « Парниса), Кочкарев («Женитьба « Гоголя) — вот основные работы Исака в дипломных спектаклях. 

Для Гогичева эти роли стали той живительной основой, которая позволила выявить все грани таланта, раскрыть еще неведомые ранее возможности. 

В 1963 году Исак стал солистом Северо-Осетинского музыкально-драматического театра. В Северной Осетии Исака впер 

вые узнали как исполнителя осетинских лирических песен. 

«Я родился с песней, — рассказывает Исак о себе. — Не боюсь этих громких слов, потому что так оно и было. Семилетним мальчишкой, живя еще в Южной Осетии, я пас ягнят. Тогда запел свои песни о чабане, а музыкальным сопровождением служил свист в моем же исполнении...» 

Друзья, коллеги любили этого человека, щедро дарившего им радость и на сцене, и в жизни. Сколько теплых слов посвящено ему в отзывах, письмах, статьях! Описывая исполнение Гогичевым ролей, сыгранных им в музыкальном театре, Павел Панасян отмечает: «Это был актер, певец, которого Бог наградил всем. Звонкий тенор, неповторимый тембр, хороший голос с немножко народным привкусом, что придавало ему особую красоту. Совершенно полный диапазон, его хорошо было слышно... Исак сразу включился в наш репертуар. Тогда мы ставили оперетты осетинских композиторов. В том числе «Три друга» и «Жених сбежал» X. Плиева. В последней он играл мальчика Локо четырнадцати лет. Потрясающий образ!.. Сыграл в оперетте Хаханова «Хамат и Зарина». Здесь он в роли «американского осетина», скажем так. Это время дореволюционное. В Осетию, на родину, приезжает осетин, который давно живет в Америке. Весь комизм был построен на сочетании в нем каких-то и национальных осетинских черт, и американских. Очень яркий образ. «Наши дети и невестки» Хаханова, «Приглашаем на свадьбу» Плиева, «Свирель пастуха» Габараева, «Любовь наизнанку» Кокойти... Вот в этих опереттах он был занят...» 

Над каждой ролью Исак всегда много думал, искал каких-то необычных решений, пытался обнаружить характер. Находки были при этом неожиданными, яркими, вызывавшими восторг у зрителей и у игравших вместе с ним актеров. Например, Гогичев в роли Локо из оперетты X. Плиева «Жених сбежал» запомнился именно таким: «Локо — неповоротливый, толстый мальчуган с его детской влюбленностью и забавным пыхтением, в ответственные минуты старательно выделывающий танцевальные па. Его превосходно играет Исак Гогичев. Обладая редким сценическим обаянием, актер приятно поражает серьезностью. Его Локо не суетится, не мельчит, он действует деловито, убежденно и последовательно...» (Маркова Е. Две комедии. //Социалистическая Осетия. — 1965. — 24 июня). 

Гогичев был необыкновенно наблюдателен, мгновенно и 

точно схватывал характер персонажа, наделял его соответствующей интонацией, движениями, мимикой. Образ складывался быстро и великолепно. 

Большой успех принесли Исаку созданные им женские образы в водевиле Г. Хугаева «Муж моей жены», в музыкальной комедии Г. Хугаева «Моя теща» и в комедии Д. Туаева «Желание Паша», в которых преобладают сцены с песнями и танцами, а также с элементами переодевания. 

Водевиль предъявлял к исполнению много требований. Актер должен уметь прекрасно танцевать, петь, импровизировать. Он должен делать на сцене все для того, чтобы водевиль поистине искрился и звенел, чтобы он захватывал зрителя и тот смеялся бы и плакал... 

Гогичев любил водевили, музыкальные комедии и играл в них охотно. Он схватывал сущность образа, а затем раскрывал ее перед зрителем в таких ярких красках, что поражал своим искусством не только публику, но и товарищей. Например, такой яркий образ был создан им в водевиле «Муж моей жены», где он блестяще пел, танцевал, импровизировал... 

Живой, темпераментный и бесконечно обаятельный, он сразу стал любимцем осетинской публики. 

Спустя годы, когда Исак достиг уже почти преклонного возраста, он снова трудится над исполнением женской роли в комедии Д. Туаева «Желание Паша «. До Гогичева роль Мысырхан блестяще исполнила Народная артистка РФ Варвара Каргинова. Очень переживал Исак, начиная работать над этой ролью: «Женская роль! К тому же — Мысырхан! Да еще после Вари!» Но подобный успех не мог предположить никто. Исак Гогичев не сыграл, а прожил эту роль. Его Мысырхан — жизненна и правдоподобна. 

После премьеры режиссер театра Г. Хугаев на «программке» спектакля поздравил Гогичева: «Исак, дорогой! Сегодня ты дал «тон» новому театру. Твоя Мысырхан — из разряда работ большого мастера сцены. Поздравляю тебя с огромной творческой победой! Новых свершений сценических и здоровья! 23 февраля, 1990 год». 

Но, к сожалению, эта роль для Исака стала последней. Болезнь оказалась сильнее, и на сцену Гогичев никогда больше не вышел. 

Много национальных образов создал Исак на осетинской сцене. Пантелеймон («Не говорите, что не слышали» В. Гаг- 

лоева), Батти («Сатти и Батти» Г. Хугаева), Дафин («Заплатки» Г. Хугаева), Дагга («Цветок и кинжал» С. Кайтова), Габо («Честь отцов» Г. Хугаева), Гиви («Старики» В. Гутнова), Албег («Плач фандыра» Д. Темираева)... 

Наибольшего успеха достигли такие созданные Гогичевым образы, как Пантелеймон, Батти, Дафин. Это роли простых людей, но которые требуют не одного комического, но и глубокого патетического и психологического элементов в таланте актера. 

С одинаковой достоверностью и убедительностью Гогичев играл в классическом репертуаре Шекспира, Мольера, Горького, Чехова... В 1982 году зрители увидели его в роли Флавия в трагедии Шекспира «Тимон Афинский». Да какого Флавия! Одна эта роль могла оставить его в истории театра, так как Флавий Гогичева был классически совершенен. Герой Гогичева боролся за высокие человеческие идеалы и тем самым был близок зрителю. Исак в этой роли поднялся поистине до трагических высот. Эту роль можно назвать «торжеством его таланта». А Фальстаф Гогичева? Это еще один успех созданного им образа в комедии Шекспира «Виндзорские проказницы». Исак в спектакле интересно воссоздает образ «жирного» рыцаря, бесподобного забулдыги Фальстафа. Образ Фальстафа — фигура величайшего из жизнелюбов, выведенных когда-либо на сцене. Две эти роли, написанные великим Шекспиром, нашли в исполнении Гогичева достойнейшее воплощение. Успех сопутствовал и в исполнении ролей Оргона в комедии Мольера «Тартюф», Бубнова в пьесе Горького «На дне», Чебутыкина в пьесе Чехова «Три сестры». 

Гогичев Исак каждую классическую роль отливал «точно бронзовые монументы». И потому каждый образ артиста занял свое место в истории осетинского театра. 

Как получалось у Исака создавать таких героев? Об этом размышляет Народная артистка РСФСР Зарифа Бритаева: «Девизом его творчества было — «знать означает уметь». И вот, претворяя этот девиз в жизнь, он мог владеть телом, владеть голосом. Каким голосом? В певческом смысле голос у него был хороший, своеобразный. А я имею в виду голос, с помощью которого драматический актер раскрывает свои душевные качества, душевные побуждения и стремления. Как скульптор мрамором, как художник красками, так актер живописует, скажем, своим темпераментом. Многообразное ис 

пользование свойств темперамента как раз создает гамму красок. И Исак с помощью этих красок умел лепить из самого себя все новых и новых людей». 

В историю национальной кинематографии Гогичев тоже вписал свою самобытную, оригинальную, свою неповторимую, чрезвычайно интересную страницу. Исак, как в театре, так и в кино, создал галерею осетинских героев, мощных, величавых, внутренне чувствующих... 

Человеческий стержень гогичевских героев положен на основу его личного обаяния, органики, на глубинный нравственный стержень, которым обладал сам Исак Гогичев. Это позволило ему создать на экране образы современных осетинских людей как лучших представителей народа и зазвучать им как личности. Созданные им роли в кино поднимают осетинскую кинематографию до эпической высоты, до эпического звучания. 

Всеми любимый артист и киноактер пробует свои творческие силы и в драматургии. Он автор целого ряда пьес. И как актер, и как автор-драматург, он везде одинаковый. «Его облик актера как бы перешел в облик драматурга. Хорошие комедии, очень смешные, с яркими комедийными ситуациями», — отмечает Павел Панасян. 

Исак писал и поднимал жизненно важные проблемы, о чистых человеческих отношениях. Каждая его пьеса заняла свое значимое место, как в осетинской драматургии, так и в истории осетинского театра. 

Гогичев очень любил свой народ. И это его глубокое чувство заметно. На своем юбилее Исак эту любовь выразил такими словами: «Кто пришел сюда ради меня, тому я низко кланяюсь. Я не могу много говорить, так как уже не в состоянии. Но если я еще что-то смогу в моей жизни сделать, если мои силы позволят что-то сотворить, то служить вам я никогда не перестану и не устану. Еще раз огромное спасибо вам и низкий вам поклон...» 

К сожалению, Исак ничего больше не смог сделать для своего народа. Но оставил за собой множество великолепно созданных образов, которыми он сам себе воздвиг вечно живой памятник. 

Имя большого актера, его красивое театральное искусство живут и будут жить в сердцах тех, кто его знал и любил, останутся в памяти друзей и ценителей искусства. 

Его не стало в 1996 году. Это был подлинный рыцарь искусства, видевший единственной целью жизни в служении своему народу. 

И все же, как часто, глядя на современных актеров, мы ощущаем, что им не хватает той самой особенности актерской жизни на сцене, которая именуется мастерством и которой в такой высокой мере обладали Исак Гогичев, Коста Сланов, Коста Бирагов, Николай Саламов, Маирбек Цихиев, Бибо Кумалагов, Урузмаг Хурумов, Маирбек Икаев и другие, составившие в осетинском искусстве целую эпоху. 

 

 

 


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить