Новости

Search Our Site

Администратор: +7 (8672) 25-11-42 Касса: +7 (8672) 55-14-68

  • «Отелло». В.В. Тхапсаев
  • «Когда дрожит земля». В.В. Тхапсаев
  • «Сын Иристона». В.В. Тхапсаев
  • «Фатима». В.В. Тхапсаев
  • «Сын Иристона». В.В. Тхапсаев
  • «Отелло». В.В. Тхапсаев
29 апреля Осетия и Россия вместе со всей планетой отметят Всемирный день танца. Именно к этой дате и приурочен III Республиканский фестиваль народного танца "Ирон кафт", который пройдет в субботу, 28 апреля, во Владикавказе на сцене Северо-Осетинского академического театра. 
Старт он возьмет в 15:00. А организатором этого большого хореографического праздника вновь выступил Республиканский центр традиционной культуры и этнотуризма "Фарн" Минкульта РСО–А при содействии и поддержке управлений культуры АМС г. Владикавказа и районов республики.

На сей раз участниками фестиваля станут 18 фольклорных танцевальных коллективов, представляющих в его программе как город Владикавказ, так и районы: "Сармат", "Айвад", "Владикавказские аланы", "Арфан", "Арт", "Бонварнон", "Елхот", "Беслан" и другие, чьи названия у наших ценителей народного танца давно и прочно на слуху. Согласно положению о проведении республиканского фестиваля "Ирон кафт", к участию в нем отбираются хореографические ансамбли (в том числе, детские), имеющие звание "народный" или "образцовый самодеятельный коллектив", независимо от своей ведомственной принадлежности. Потому что одна из главных целей, которые фестиваль перед собой ставит – это, как подчеркивает директор Центра традиционной культуры и этнотуризма "Фарн", заслуженный деятель искусств РСО–А Валерий Цариев, именно воспитание эстетических вкусов исполнителей и зрителей Осетии на лучших образцах национального танца.

– А почему "Ирон кафт"? Дело в том, что, готовясь три года назад к проведению первого такого фестиваля, мы вплотную столкнулись с тем, что увлечение самодеятельных хореографических коллективов танцами соседних народов Кавказа у нас в республике, как говорится, просто зашкаливало через край, – рассказывает Цариев. – Доходило до того, что в репертуаре иных наших ансамблей осетинских танцев наличествовало… не больше 2–3: симд, хонгё, ну, в лучшем случае, горский танец – и на этом все… Абсолютно не хочу, боже упаси, ничего сказать плохого о хореографической культуре наших соседей по Северному Кавказу и Закавказью, у которых столько ярких, зажигательных и красивых национальных танцев. И нет совершенно ничего плохого в том, что наши коллективы их танцуют. Но увлекаться чужим нужно, согласитесь, все-таки не в ущерб своему национальному хореографическому наследию, которое у осетин – богатейшее. А одна из задач нашего фестиваля – пропаганда "в массах" именно осетинской национальной хореографии… Так в его уставе и появилось требование: каждый коллектив должен обязательно представить в программе, которую он на фестивале показывает, 1–2 танца на осетинскую тематику. Причем, чтобы это были постановки, отличающиеся высоким художественным уровнем, сценической культурой и демонстрирующие жюри и зрителям подлинность своего фольклорного первоисточника… И свои плоды оно уже дало. Мы наглядно видим на протяжении этих трех лет: осетинских танцев в репертуаре самодеятельных ансамблей республики становится больше.

…По традиции, на фестиваль "Ирон кафт" во Владикавказ приглашаются каждый год также гости из соседних регионов СКФО и ЮФО. На сей раз на него приедет коллектив из Чеченской Республики – ансамбль "Аргун" РДК г. Аргуна. А одной из "фишек" этого хореографического праздника станет вынесенная на суд зрителей новая постановка симда с участием 24 пар танцоров. "Это – тоже уже традиция фестиваля: ставить один общий симд, в котором участвуют самые яркие танцевальные пары из всех ансамблей, демонстрирующих в его программе свое искусство, – поясняет Валерий Цариев. – В прошлом году ставила его известный в Осетии хореограф Зарина Мурашева. Как правило, это бывает очень интересно, красиво, хорошо воспринимается зрителем. А для самих танцоров, участников фестиваля, это – еще и своеобразный "мастер-класс".

…И вот тут никак, наверное, нельзя обойти молчанием крайне деликатную тему, которую, к слову, "СО" уже не раз затрагивала на своих страницах в интервью с ведущими мастерами осетинской национальной хореографии. Такой танец, как симд – это, с одной стороны, бренд осетинского народно-сценического танцевального искусства. Даже больше, чем бренд: это, пожалуй, сегодня главный символ. Самый знаменитый. Классический плавный разворот, с блеском исполняемый на сцене в симде артистами ансамблей "Алан", "Горец", "Иристон" и других наших ведущих народных коллективов, неизменно заставляет стонать от восторга и жюри, и зрителей самых престижных российских и международных фолк-фестивалей, на которых эти коллективы демонстрируют национальное хореографическое искусство Осетии: "Какой профессионализм, какая техника, какая красота!.." И в то же время симд для осетина – это не просто массовый и популярный народный танец, такой, как, скажем, гопак, джига, фанданго или кадриль. Это, о чем мы подчас забываем – еще и танец сакральный. Танец, который на протяжении веков осмысливался народом еще и как самое настоящее культовое действо.

"Симд является одним из наиболее древних танцев, который со временем не только не утратил своей яркой самобытности, но и стал вершиной народной хореографии. Это подлинная жемчужина хореографического искусства, которая по своей красоте и величию занимает главенствующее место среди шедевров культурного наследия предков, – писал в монографии "Праздничный мир осетин" выдающийся осетинский этнолог, профессор Вилен Уарзиати. – Симд неоднократно упоминается в героическом эпосе осетин как излюбленный танец нартовских богатырей. В осетинском фольклоре сохранилось упоминание о том, что исполнение симда с отступлением от традиционных норм строго карается небожителями… Можно считать обоснованным вывод, что в вертикальной структуре трехъярусного симда получило сакральное отражение древнее представление индоиранских племен о трех космических плоскостях. Важным аргументом в пользу высказанного предположения является лингвистический анализ названия танца. Изыскания В. А. Абаева, сделанные на широком культурно-историческом фоне, позволили отнести этот термин к лексическому фонду индоиранских народов. Название народной хороводной пляски, характеризуемой значительным количеством культовых элементов, восходит к архаической древности иранского и шире – индоевропейского культурного мира и в своей древнеиранской первооснове "sam-/sim-" означает специально "ревностно исполнять культовое действие, связанное с жертвоприношением".

И вот тут неминуемо, сам собой, встает вопрос, периодически становящийся сегодня у нас в Осетии поводом для яростных, "переходящих на личности" дискуссий в соцсетях: а допустимо ли профанировать этот сакральный танец, низводя его до элемента модных нынче уличных флешмобов, когда он вразнобой исполняется на замусоренном асфальте девушками в обтягивающих лосинах и парнями в джинсах и кроссовках? Или когда устроители всевозможных культурно-развлекательных мероприятий, проходящих во Владикавказе и в районах республики, начинают соревноваться, на чьем мероприятии симд станцуют массовее – и в круг выйдет больше пар?.. А может быть, и не случится ничего особенно страшного, если в ХХI веке симд, история которого насчитывает тысячелетия, превратится в Осетии просто в элемент массовой культуры?..

– Есть святые вещи, которые не должны "замыливаться". Вещи, которые, как грубовато, может быть, но метко и образно говорили наши предки, нельзя все время походя использовать как палку, чтобы ею отгонять собак. Когда симд, вершина нашей хореографической культуры, исполняется плохо, когда происходит это в неприглядном "улично-площадно-вокзальном" антураже, а исполнители при этом совершенно неподобающе одеты, и это красивейшее действо "приземляется" до уровеня обыденности, то народ, особенно молодежь, постепенно начинает привыкать: симд именно вот так и выглядит… Но проблема, на мой взгляд, не только в этом. Наше национальное хореографическое наследие – просто бесценный клад. И его надо, во-первых, бережно сохранить для потомков. А во-вторых, надо знать, как с этим кладом работать. Когда человек, оттанцевав 2–3 года в ансамбле, название которого в Осетии – на слуху, объявляет себя хореографом, открывает свою танцевальную студию и набирает туда ребят, резонно возникает вопрос: а чему ты их можешь научить? – считает Валерий Цариев. – Очень хорошо бы было, чтобы все такие руководители у нас в республике прошли аттестацию. А фестиваль "Ирон кафт" для того, в том числе, и задумывался, чтобы еще раз напомнить и тем, кто работает в сфере нашей национальной хореографии, и широким зрительским кругам: танец – это серьезно…